Yoga Practice with ALEXEY BAYKOV, Yoga Class, Asana, Pranayama, Meditation, Yoga Nidra

ПОДНОШЕНИЕ ОТ ОСОЗНАННОГО ТЕЛА

Компиляция Алексей Байков

Развивая Сознание Движимого

Сперва мы должны работать над нашим индивидуальным телом,

ничего не избегая, потому что именно тело является местом,

где сознание соединяется с Материей

– Мать (Тереза)

Движимый

Глубина изначального существования называется Беспредельным. Так как оно скрыто для всех существ сверху и снизу, его также называются Пустотой. Если вы спросите «Что это?» - ответ будет «Ничто», подразумевая, что никто не может понять что-либо о нем. Оно является вне каких-либо концепций. Никто не может понять что-либо о нем – за исключением веры в то, что оно есть. Его существование не может быть охвачено кем-либо, кроме него самого. Поэтому имя ему: «Я становлюсь». – Каббала

Мы начинаем с изучения и практики движимого, потому что и жизнь наша начинается из состояния движимого, без внутреннего свидетеля  и без самосознания. Многие из нас приходят во взрослость, и приходят к практике развития сознания таким, как дисциплина Аутентичного Движения, с некоторым опытом внутреннего свидетеля, с некоторым самосознанием и желанием быть здесь и сейчас. Мы приходит со стремлением к новому пути познания, нового способа страдания и освобождения. 

В данной дисциплине в работе движимого существует две отдельных, но мистически связанных области: межличностное и внутри-личностное – это восхитительно и неуловимые, вечно меняющиеся взаимоотношения между этими областями, направляющими развитие сознание движимого. Внутри-личностная работа подразумевает взаимоотношение движимого со внешним свидетелем.

 

Именно потому, что нас не достаточно (внимательно) видели или видели с недостаточным принятием,  недостаточной любовью, недостаточным осознанием, мы приходим к взрослости (зрелому возрасту) с непреодолимым желанием быть увиденными. 

В Западной культуре это настолько глубокое чувство – желание быть увиденным таким, как есть, в процессе того, что он делает как есть. Иногда мы приходим к такой практике потому что готовы углубить нашу способность любить, прощать, принимать самих себя и других. Это сильнейшая потребность (тоска) является причиной, приводящей движимого к присутствию свидетеля (These yearnings are what bring a mover into the presence of a witness ).

Не смотря на то, что движимый желает быть видимым свидетелем таким каков он есть истинным, также он, по своим личным причинам, боится быть увиденным. Выбор риска быть увиденным неизбежно включает в себя готовность выдерживать состояние, когда не чувствуется, что тебя наблюдают. 

В правильных условиях и в правильные моменты времени этот риск является неотъемлемо ценным, потому что в человеческом развитии так заложено, что лишь когда один чувствует, что его видит другой – он может видеть себя. 

Внутри-личностная работа подразумевает формирование внутреннего свидетеля. Присутствие внешнего свидетеля может стать моделью сострадания для того аспекта движимого, который становится осознанным в процессе развития своего опыта. Именно процесс развития внутреннего свидетеля создает эволюцию сознания движимого. В процессе роста осознания движимый учится различать между слиянием со своим движением и пребыванием в диалоговых отношениях с движимым, а, в моменты снисхождения благодати, познание целостности и чувства неразделенности между «движимым я» и внутренним свидетелем.

Внутренний свидетель учится сопровождать тело в формы «движимого я», исследуя внутреннюю истину. Внутренний свидетель учится чтить то, что тело знает напрямую. Тело является нашим сенсором, нашим чувствованием эмоций. Тело является тем, что получает опыт самих себя, является нашим храмом, в котором горит огонь нашего духа. Бессознательные миры, нуминозные (божественные) миры, миры с высшим порядком и миры без какого-либо порядка могут быть познаны через внутри тела и благодаря телу. 

 

В данной дисциплине все движения должны быть исследованы движимым. Они просто так даются ему. В присутствии внешнего свидетеля, движения обусловленные культурным контекстом и одновременно идиосинкразические, обусловленные психическими особенностями личности, постепенно становятся осознанными, сопровождаясь комплексными, вызванными из глубинного опыта, и требуют особенного внимания от внутреннего свидетеля. Путь движимого может начаться как хаос движений и далее эволюционирует в воплощенный порядок, ясность и мудрость. Путь движимого должен начинаться как личный, присущий только ему – и неизбежно, если «включенность» в процесс удерживается достаточное время,  становится присущей женщинам/мужчинам – всечеловеческому. 

Сейчас, сидя за своим письменным столом, здесь в своей студии, я оборачиваюсь и смотрю из через окно и вижу белые лилии, первые знаки весны. А теперь я поворачиваюсь и смотрю через комнату, наблюдая как свет ложится на поверхность массивной чаши в углу студии.

Я помню один момент, произошедший здесь на прошлой неделе, когда я наблюдала за движимым, шагающим по деревянному полу, покидая ковер, медленно перемещаясь к чаше.  По мере того, как она движется туда, я вижу, как ее тяжелая нога едва скользит по полу (pant leg slightly brush its rim). Она останавливается и встает ногами на свет, а ее правая рука осторожно вытягивается вниз. В руке она держит свою белую шаль. Беззвучно она роняет шаль на пол. 

В моем присутствии по мере того как ее свидетель, движимый с закрытыми глазами, предается стремительному желанию с особой выдержкой и к началу исследования неизвестного.

Ее внутренний свидетель

Я стремлюсь к тому, чтобы быть увиденной вами

И я боюсь быть увиденной вашим

Я стремлюсь увидеть себя самого более ясно.

Смогу ли я вынести видеть себя, чувствовать себя, познать себя?

Чаще всего , мое тело движется без меня самого

И  все же я рискую двигаться действительно в вашем присутствии.

Вы нужны мне для того, чтобы видеть меня ясно и четко

Во-первых, таким образом и я мог бы видеть самого себя.

Это благодать чистого, тихого осознания, к которому я стремлюсь

 

 

«Heneni» (иврит: я здесь и сейчас)

Настало время начинать. Движимый сидит на подушке на ковру прямо около низкого столика. Я являюсь свидетелем, сижу также на подушке по диагонали от нее, и говорю с ней.

Перед тем как стать пустым пространством, ограниченными комнатой - ее стенами, полом, открытым высоким потолком, дверью и окном, и проливающимся через него светом.

Все из этого, все это этой пустоты, является отражением нашего потенциального опыта внутренней пустоты. Я приглашаю вас войти в эту пустоту как движимый. Здесь пустота может наполнить и опустошить благодаря вам. Здесь вы можете наполнится и опустошится благодаря ей.

Когда вы покидаете свою подушку, помните, что вы должны будут вернуться к ней, когда почувствуете, что опыт движимого завершен. После того, как вы передвинетесь к краю ковра, либо перед тем, как встретить неизвестное лицом к лицу, или когда вы вошли  на ковер, я приглашаю вас сделать взгляд мне в глаза. Когда наши глаза встречаются, мы осознанно соединяемся в общем погружении в стремление быть увиденными и видеть в присутствии друг друга. Мы будем отмечать врата в тот момент, когда мы формально начинаем наши отношения в контексте дисциплины Аутентичного Движения.

В качестве движимого в данной практике вы войдете в пустоту, не зная – не зная, что конкретно вы будете делать, и как вы будете двигаться. Не существует способа, чтобы кто-либо из нас знал, что именно вы будете делать. Необходимо помнить, что нет правильного или не правильного движения. Когда вы готовы, сформируйте намерение на слушание себя изнутри. Закройте глаза, стирая визуальный мир вокруг, хотя возможно вы еще можете чувствовать мое присутствие (свидетеля) и то, откуда исходит свет.

Когда вы решите принимать во внимание возможности для сознательного выбора, начнется практика различения. Вы можете выбрать движение или вы можете подождать импульса к движению. Если импульс возникает, вы можете отдаться ему, или вы можете выбрать волевым усилием вмешаться в отношение импульса к телу и сказать ему «нет». Но наиболее важно по сравнению с вашим выбором – это та свобода сознательного выбора, которая создает чистоту вашего личного субъективного опыта, которая будет развиваться по мере практики.

Когда вы начали двигаться, если у вас большие движения или вы двигаетесь внезапно или быстро, вам необходимо открыть глаза, чтобы не повредиться. Когда вы нашли место в комнате, которое вам кажется правильным, вы можете остановиться там и продолжить двигаться. Если вы остановились, вы не должны пытаться понять почему вы остановились, или по чему вы выбрали именно это место. Вы возможно выбрали по рациональным причинам или почувствовали, что интуиция вас позвала к нему. Или вероятно вы выбрали его бессознательно, и просто так случилось, что вы оказались именно здесь и сейчас.

Пока я говорю, вижу белую шаль, ниспадающая по колену движимого, одним из краев касается ковра.

Ваш внутренний свидетель может замечать очень многое, что происходит. Вы можете двигаться или быть неподвижны, можете издавать звуки или пребывать в молчании. Вы можете двигаться быстро или медленно, с большой амплитудой телодвижений или двигаться еле заметно. Вы можете замечать внутренний опыт в виде ощущений, эмоций или мыслей. Иногда это трудно сложно различить все виды происходящего опыта.

 

Для начала я приглашаю вас попробовать направить свое осознание к тому, что делает ваше тело. Попробуйте сфокусироваться в первую очередь на самом движении.  Именно с этого начинается практика концентрации.

И практика различения продолжается: в любой момент, по любой из причин, вы можете выбрать открыть глаза и установить контакт со мной или нет. Затем вы можете снова закрыть их и продолжить движение, или вы можете остановиться и вернуться на подушку, с которой начиналось занятие. Если вы захотите, вы можете продолжить движение еще 5 минут, но тогда я назову ваше имя и попрошу завершить свой опыт движимого.

Во время свидетельствования, я не могу знать ваш опыт движения. Я могу знать лишь свой опыт вашего присутствия. Я вверяюсь в процесс отслеживания своего опыта так глубоко, на сколько я способен. Это мое намерение и моя практика – отслеживать все, что происходит внутри меня в течение всего процесса свидетельствования.

Когда вы завершите двигаться и откроете глаза, перед тем, как вы вернетесь на исходное место, я приглашаю вас к контакту глаза в глаза. Во время такого зрительного контакта мы будем двигаться через врата сознательного контакта, через которые мы вошли в самом начале практики при входе в пространство. Таким образом, мы подтверждаем наше намерение ввериться нашему осознанию присутствия каждого из нас. Когда вы будете готовы, вы вернетесь на свое исходное место.

Теперь движимый стоит и поворачивается к пустоте.

 

Могу ли я...

увидеть то, что я готов видеть

услышать то, что я готов слышать

узнать то, что я готов познать

и быть самим собой.

Укутав шалью свои плечи, она уходит от меня к краю ковра. Оставаясь на месте, я вижу ее стопы, утопающие в мягкости ковра, а затем они соприкасаются с твердостью деревянного пола. Теперь она повернулась ко мне и наши глаза встречаются. Она закрывает глаза и ее движение начинается. Меня заливает чувством благодарности к ее готовности довериться мне.

Ее внутренний наблюдатель

Я чувствую сильное стремление

Двигаться свободно

Без какого-ибо сдерживания или давления

Но я не знаю как

Меня сдерживает 

Это тело

То, что я знаю

И что не знаю

Я хочу, чтобы ты

Принял это тело

Так, как оно есть

Но как сможешь ты?

Я само-осознанна

Я иду

Желая узнать, 

Думаешь ли ты, что я

неуклюжа

желая узнать, что

ты думаешь обо мне

Понравится ли тебе,

Мое движение туда или туда?

Не проецирую

Все, что является бессознательным

В твоей жизни

На меня. Не

Интерпретируй

Мое существование.

Я свидетельствую движимого в течение 5 минут. Наступило время, чтобы она завершила свой опыт движения. Я называю ее по имени и прошу ее открыть глаза, когда она будет готова. Мы смотрим друг другу в глаза и она возвращается на исходное место.

После практики движимый может по-разному вести себя:  вы можете молчать и тогда мы будем сидеть вместе в тишине. Вы можете говорить о произошедшем в процессе движения опыте, который привел вас к настоящему моменту.  Или вы можете открыться тому, что рождается сейчас и находит свое выражение в словах, от момента к моменту, из самого движения.

Если вам импонирует последнее, то попробуйте, закрыв глаза, начать исследовать слова, выбирая лишь некоторые из них, полностью отдаваясь им, отдаваясь движению, процессу исследования и пространству. Такое продолжение внутренней концентрации создает естественное состояние для того, чтобы говорить в настоящем времени.

 

Речь в настоящем времени напоминает нам, удерживает нас и вдохновляет на то, что оставаться в теле, в опыте движимого, который становится речью, продолжая плыть в его потоке. Так мы учимся говорить в потоке, а не говорить о нем, что значит, что мы учимся тому, как говорить, не прерывая аутентичность опыта движимого.

Иногда случается сдвиг от движения с закрытыми глазами к опыту речи (говорения) с глазами открытыми. В начале, не только говорение в настоящем времени, но и говорение с закрытыми глазами помогает такому омуту стать более цельным. Иногда движимый, вступая в процесс говорения, снова входит в опыт движения и воспроизводит их, сидя прямо перед свидетелем, или возвращается непосредственно туда, где происходило движение и повторяет весь путь пройденный до этого.

Теперь попробуйте вспомнить, что именно ваше тело делало во время опыта движения, и возможно последовательность ваших движений. После того, как вы завершите говорить, я скажу вам, как свидетель, что ваше тело делало, включая последовательность движений. Вместе мы проговорим карту движений во времени и пространстве. Эта карта является существенным заземлением, благодаря которому мы можем познать свой опыт.

Сейчас закрыв глаза, движимый выбирает проговаривать свой опыт:

Помимо сладких фрагментов, я помню только конец, когда я лежу на боку перед чашей. Я не знаю как долго я лежу. Чувствую, что действительно долго.

Я вижу как движимый открывает глаза. Я не могу ясно вспомнить что-либо, поэтому я попробую пройти последовательно по каждому отдельному отрывку.

Теперь она стоит, а потом движется в пространство, закрывая и открывая глаза, отклоняясь смещается ближе к тем движениям и качеству движений изначального опыта движимого. Во время движения она говорит вслух:

В начале, я думаю, что я иду именно так, подходя прямо к каменной чаше, и затем… сейчас я вспоминаю… я опускаюсь на четвереньки вот так, я качаюсь? И в конце, я думаю, что я прямо перед чашей, и лежу очень долго.

Она возвращается на исходное место – подушку, и говорит свое имя. 

Я предлагаю ей свой опыт наблюдения ее физических движений:

Я вижу как ты стоишь. Плечи укутаны шалью. Мой взгляд следит за твоим перемещением к краю ковра. Теперь я вижу, как ты стоишь прямо перед началом деревянного пола, и твои пальцы утопают в мягком ковре. Ты поворачиваешься назад ко мне и наши глаза встречаются.

Закрыв глаза, ты шагаешь на деревянный пол – в пустоту. Я вижу, как по пути к чаше твои пальцы ног касаются одну из подушек справа от тебя. Да, я вижу как ты идет прямо к каменной чаше.

С каждым шагом я вижу, как твои пятки подымаются, одна за другой. Я могу видеть твои стопы, все их формы. 

Когда ты оказываешься у чаши, я вижу как одна из штанин касается края чаши. Ты останавливаешься и стоишь. Я не вижу движений. Все еще я не вижу каких-либо движений. Я не вижу движения. Теперь я вижу как твоя правая рука стягивает шаль с левого плеча, вниз через грудь и шаль соскальзывает на пол.

Движимый вспоминает:

Да, я забыла про это. Теперь я вспоминаю. Я стягиваю ее вот так со своего плеча, вниз поперек груди и сбрасываю ее на пол у края чаши.

Да, и теперь прямо перед чашей, я вижу как ты поворачиваешься налево и смотришь назад в пространство комнаты. Твое правое плечо двигается к груди, твое тело перемещается вниз.Я вижу как ты опускаешься на полна руки и на колени. Я также помню как ты качаешься. Я вижу как ты качаешься вперед и назад… три раза. Теперь твое тело полностью ложится на пол. Ты свернулась в клубок, лежа на правой стороне с рукой на щеке. Я могу видеть твое лицо. Я помню как ты лежишь и лежишь до тех пор пока я не назвала твое имя. 

Мы оба молчим – долго. Она с закрытыми глазами и с новым качеством внимания в голосе, в лице, движимый, сидя на подушке, снова говорит, осторожно включаясь в движения жестов:

Я качаюсь на руках и коленях, вперед и назад, вперед и назад, вперед и назад.

Я вижу как из ее глаз текут слезы. Пространство между нами и вокруг неожиданно углубляется, а мы оба сидим вместе, смотря друг на друга, внемля ее простым и правдивым словам.

То, как она выговаривала эти слова, открываясь полноте своего опыта движения, наполняло эмоциями. У нее не было поспешности называть ту или иную эмоцию, эти слова движения блестели как оголенные кости того, что мы узнаем позднее, как источник глубокого страдания. Эти слова, становясь больше вибрацией нежели символом, связывали тело и сознание в единый опыт.

Воплощенное сознание нуждается в изучении не только деталей движений тела, но в артикуляции слов.  Рассматриваемый нами практикующий начинает говорить с очень малым пониманием того, что она на самом деле делала. Она практически слилась со своим «движимым я», ее внутренний свидетель еле осознавал движения тела, а иногда ее внутренний свидетель вообще отсутствовал. Многие практикующие, как и эта женщина, помнят лишь тогда, когда повторно входят в телодвижения во время проговаривания их сознательно.

«Я качаюсь вперед и назад, вперед и назад, вперед и назад». Сейчас в первом омуте (как заводь в реке – область с углублением – пул), мельком вспомнив о качании, и затем услышав, как я сказала о качании, практикующий входит в этот опыт прямо сидя на подушке и проговаривает это снова. Со временем все всплывающие ощущения и эмоции, которые выражены в этом движении, необходимо воплотить и назвать, чтобы они интегрировались в сознание.

Взяв время в начале практики для того, чтобы проговорить лишь физические движения без каких-либо усложнений, это создает пространство для движимого, чтобы найти способ высказывания наиболее близкий к истине испытываемого опыта. Таким образом, она не просто отчитывается о том, что произошло, она не просто перечисляет свои наблюдения, напротив – она ищет свой путь высказывания, который знает ее тело. 

Проговаривание только физических движений (без интерпретация и воображения - прим. пер.) создает карту описания, словно высекает скульптуру, которая заземляет все, что движимый и свидетель разделяют друг с другом.

 

Карта отражает части опыта, сессии движения, что делает их более отчетливыми. В начале практики, когда после движения происходит проговаривание, движимый определяет омут (пул), называя соответствующие физические движения, также отмечая, где именно он находится в пространстве, если есть осознание этого. По мере развития практики омуты (пулы) также принимают форму опыта в виде ощущений или эмоций (переживаний). Иногда серии движений ощущаются как один непрерывный омут (пул), потому что в течение всей серии происходит определенное движение, чувствуется определенное качество движения, или происходит явное переживание ощущения или эмоции. 

Когда омуты зафиксированы в памяти и отмечены, тогда детали происходящего становятся более доступными. Когда мы называем омуты, разворачивающаяся последовательность становится серией омутов. Иногда происходит переход между двумя омутами, который важно отметить. В данной работе (практике) сегодня, движения, касающиеся того, как она шла к краю ковра, наш зрительный контакт, и ее последующие шаги на деревянный пол могут ощущаться как первый омут. То, как она шла к каменной чаше, качание и то, как она легла на пол может быть другим омутом. То, как она открыла глаза, посмотрела на меня, и возвращение на исходное место – подушку, будет последним омутом.

Иногда движимый не может начать с описания происходящего в потоке и обозначения омутов в физических движениях, потому что он слишком заполнен ощущениями и эмоциями. Когда это происходит моя задача, как свидетеля/учителя состоит в том, чтобы помочь практикующему поместить всю полноту своего опыта в контекст карты движений. Каждому практикующему требуется свое количество времени, чтобы научиться с легкостью отслеживать различные аспекты своей практики (работы). У каждого из практикующего свое индивидуальное строение, своя специфика ощущения своего мира.

 

Один более эмоционален, другой более кинестетик, третий  - полон мыслей, воображения или более наполнен тактильными ощущениями. Одному практикующему может быть легко отслеживать эмоции, но для него будет сложно отслеживать физические движения. Поэтому кажется более уместным для свидетеля/учителя попробовать как отслеживать индивидуальные особенности практикующего, обращая внимание на то, какие ощущения или эмоции проявляются легче всего, и в то же время, вдохновлять практикующего заземлять свой опыт в физическом как только это возможно.

 

Движимый практикующий учится спрашивать много вопросов: «Где я сейчас?», «Что я делаю?», и также отвечать: «Я здесь. Я сейчас здесь перед чашей, свернулась в клубок с ладонью на щеке». Стараясь быть в настоящем - в каждый момент, когда очередное движение приглашает вас посмотреть на себя серьезно. Делая именно это я вспоминаю как она отмечает и удерживает каждый жест (движение).

Когда я называю каждый жест, движимый может познать, что каждое из его движений имеет место быть и достойно внимания. Такой простой и глубокий акт признания важен в самом начале развития практики, так как это создает необходимое пространство перед тем как движимый и свидетель начнут делиться  все большим опытом. 

Во время движения, для отслеживания последовательности действий необходим навык осознанности и запоминания. Оставаясь в присутствии здесь и сейчас, быть осознанным в моменте, совсем не означает запоминания, когда движимый открывает глаза и продолжает говорить. 

Говорить в настоящем времени является другим процессом, сидя на подушке, называя физические движения 5-минутной давности. Намерение запоминать в точность испытываемый  опыт после того как движение завершилось, для некоторых практикующих может сначала вызывать неловкость, потому что усилия запомнить становятся отвлечением от состояния присутствия во время движения. Поэтому проговаривание опыта с закрытыми глазами, также как и повторение последовательности движений, поддерживает намерение запоминать.

Запоминание создает язык, приглашая сознательность опыта. Развивая эту сознательность приглашает определенное отношение к тому, что происходит, создавая потенциал единения. Когда происходит единение опыта, движимый освобождается от усилий присутствовать в моментах движения и усилий запоминать их после завершения процесса. Когда тело становится главным учителем, преданная практика развивает умение говорить то, что запомнилось – уже сидя на подушке с открытыми глазами, сохраняя контакт со свидетелем.

Когда свидетель отслеживает работу (процесс) движимого так внимательно, сам движимый учится, возможно чувствует, что свидетель по-настоящему полноценно находится в присутствии.

По мере развития доверия движимого к присутствию свидетеля, углубляется его доверие к  собственным движениям, позволяя себе быть таким, какой есть, и делать то, что делается. Практик может заметить, что свидетель не высказывает своих суждений, проекций или даже интерпретаций.  Свидетель приглашает его к такому полному принятию по отношению к себе, позволяя своему внутреннему свидетелю перестать осуждать, создавать проекции или интерпретации по отношению к своему опыту.

Выбор слов движимого на самом деле помогает ему принимать, уважать полученный опыт как свой собственный. Иногда движимый говорит о своих частях тела, как об отдельных сущьностях, например просто «руки» или «ноги», вместо «мои руки» или «мои ноги». Как свидетель и учитель, я рекомендую говорить «мои». Каждый аспект тела необходимо распознать, прочувствовать, и познать, перед тем, как о нем  можно будет говорить, как о руке или ноге, получившим определенную  идентичность.

С другой стороны проговаривание может отдалять опыт от процесса познания тела, когда движимый думает о том, что происходит, вместо пребывания в опыте. В результате чего, большая часть опыта, который можно познать лишь напрямую через тело, затеряется. 

Когда свидетель и движимый принимают и учитывают такую естественную особенность человеческой психики (греч. psyche - душа, Дух), движимый познает больше о том, как оставаться внутри воплощенного опыта. 

Когда это происходит, инсайт (спонтанное осознание, познание, а точнее Благословение свыше - Милость Духа), как другой способ познания, становится доступным для практикующего. Инсайт, который можно назвать интуитивным видением, не нуждается в намерении понимать (умом). 

После опыта Аутентичного Движения в Духе, приходящИнсайт (акт Благословления или снисхождение Духа) приходит без усилий, и может длиться доли секунды, минуты, или даже несколько дней. Тем временем движимый испытывает все возрастающую чуткость связи со своей «работой» (практикой) за пределами каких-либо строгих правил практики движения или правил проговаривания.

Часто инсайт случается в прямой связи с развивающимся воплощенным осознанием повторяющихся движений (паттернов). Обычно во время самого первой сессии, как у той женщины, начинается с легкого касания, а потом это переходит в движение, по мере того, как взаимоотношение с ее внутренним и внешним свидетелями усиливается, в конце концом становится вихрем, водоворотом повторяющихся движений (паттернов - от англ. pattern).

 

Паттерн движения – это жест или серия жестов, которые повторяются спонтанно. Такой паттерн появляется как идиосинкразия: индивидуальная особенность организма, заключающаяся в болезненной реакции на некоторые раздражения (зрительные, вкусовые, обонятельные и пр.)

В этих движениях нет сознательной связи с «я». Рождаемые из бессознательного источника, по мере того как паттерн проявляется со все возрастающей силой, движение в контексте паттерна становится более выразительным, вызывая внимание к себе, и тем самым углубляя отдачу (посвящение себя) процессу движения. Повторение физического движения сначала становится явным, а со временем приходит осознание ощущений и эмоций. 

Благодаря полному вовлечению в процесс внешний свидетель, которое проявляется в уважении к движимому, к внимательному отслеживанию всех действий, внутренний свидетель движимого просыпается, приглашая практикующего на путь спиралевидного развития сознания движимого.

По мере того, как практикующий становится внимательным и научается замечать и называть самые тонкие детали движений и последовательностей омутов (пулов - от англ. pool), он получает опыт взаимоотношений между «движимым я» и «внутренним свидетелем». И тогда его опыт внутреннего диалога начинает замещаться Изначальным - состоянием Единства (Духа).

  Следующая глава > Развивая Сознание Движимого 2

Статья: Мандорла и Дисциплина аутентичного Движения

Yoga Imperishable Tree