Yoga Practice with ALEXEY BAYKOV, Yoga Class, Asana, Pranayama, Meditation, Yoga Nidra

ПОДНОШЕНИЕ В ДАР ОСОЗНАННОГО ТЕЛА

Компиляция Алексей Байков

Развивая Сознание Движимого

...продолжение (часть 2)

Практикующий приходит сюда каждую неделю, по кирпичной дорожке, по двум ступенькам, по небольшому настилу – в мою студию. Она вовлечена в процесс улучшения своего навыка отслеживать свои физические движения. Она – движима, я – свидетельствую. Она движима, я – свидетельствую. Время идет. (время уходит)

 

Я слышу шаги практикующего. Я вижу как она остановилась у голубятни, и смотрит на трех белых голубей. Когда она входит внутрь, оставив туфли у двери, она говорит , что рада видеть букет  красных маков на низком столике, стоящем перед подушками, на которых мы сидит во время практики. Она говорит о своем опыте ясности, когда погружается в практику движения. Когда мы готовимся начать, я напоминаю ей, что в зависимости от длины первой сессии движения, будет возможность еще 2х или 3х сессий движения и диалога. Я продолжаю описывать другие правила:

Когда ты снова шагнешь в пустоту, продолжай удерживать осознание того, что делает твое тело, и в процессе движения подключи к этому осознание ощущений. Используя карту своих физических движений, как способ заземления (ground reference), попробуй сконцентрировать внимание на процессе получения внутреннего опыта: что ты слышишь, видишь c закрытыми глазами, чувствуешь обонянием и своей кожей, или чувствуешь кинестетически во время движения. Таким образом, распределение всех ощущения, за исключением движений или мыслей, приходит понимание их существования на просторах чувственного мира.

Ощущения могут предшествовать эмоциям, информируя нас о нашем актуальном эмоциональном опыте, который часто мы не осознаем из-за тонкости их различий. Например, Я – движимый и мое сердцебиение учащается, мое дыхание становится поверхностным, а ладони вспотели. 

Благодаря моему опыту таких ощущений , я знаю, что я испытываю страх. Когда вы чувствуете ощущение, не важно сохраняете ли вы его при себе (контейнируете) или вы его выражаете через движение или звук (выплескиваете, не имея способности удержать/сконтейнировать). Это ваше намерение выбрать, что именно значимо для вас (или осознание какие у вас способности к контейнированию).

Это развивающееся осознание вашей координации (чувства времени) по отношению к открытию в направлении сознательного опыта значимых ощущений.

Как ваш свидетель, я называю ваши физические движения даже если ты не называешь их первым. Это потому, что твои движения тела – это все что я могу видеть объективно. Я могу видеть как ты идешь к чаше. Я могу видеть, как ты качаешься вперед-назад на коленях. Я доверяю такому выражению тебя и то, что я наблюдаю не вторгается в твои границы. Но сейчас, когда мы включаем в процесс задачу отслеживания ощущений, если ты еще не высказала свои ощущения, я не буду усложнять или сбивать тебя с толку, описанием своих ощущений во время свидетельствования. Мое желание, как свидетеля - оставаться как можно ближе к твоему опыту, когда ты проговариваешь свои ощущения в движении – и я предложить описание своего опыта только, когда я почувствую, что это резонирует с тобой.

Я вижу как движимый покидай свое исходное место на подушке и крадется к краю ковра, она тащит за собой свою шаль. В таком свете пространство словно угрожающе расширяется перед нами и выше над нами. Она останавливается и оборачивается назад и смотрит на меня через плечо, а затем закрывает глаза. Теперь она встает и идет по деревянному полу.

Ее внутренний свидетель

Я чувствую

Новый путь

Новые пространства

Открывающиеся внутри

Все еще странным образом знакомые

Я – просто я.

Оставаясь здесь и сейчас

Я должен сфокусироваться

Продолжая идти

Я иду и вспоминаю

Первые шаги своего ребенка

Пошатывания, как сейчас у меня.

Я представляю его в каменной чаше

Вижу, как он играет

В безопасности

И теперь я могу быть здесь.

Пошатываясь, качаясь

Я иду все ближе в себе.

Я помню

Старый путь

В новых пространствах

Открываясь изнутри

Странно знакомые

Я – просто я.


 

Я – свидетель, который сейчас говорит, и уже прошло 10 минут:

 

Настало время завершить твой опыт. Завершай процесс столько временя, сколько считаешь нужным.

После того, как мы устанавливаем зрительный контакт, и движимый возвращается на исходное место с подушкой, я предлагаю ей примерно обозначить омуты (пулы) и затем вернуться к каждому из них, называя все, что всплывает из мира ощущений в рамках данных омутов.

В первом омуте я вхожу в пространство и хожу внутри него вокруг. Во втором омуте я нахожусь рядом с чашей на полу – раскачиваюсь все больше – и в третьем омуте я все еще у чаши, но здесь я чувствую много ощущений, которые я, думаю, хотела бы назвать.

Возвращаясь к первому омуту: я встаю на колени на краю теплого ковра и оборачиваюсь посмотреть на тебя. Я замечаю цвет твоих глаз. Я закрываю глаза, встаю и иду в пространство. Я слышу воркующих голубей за окном. Голыми ногами я чувствую холодный пол. Я продолжаю ходить вокруг против часовой стрелки. Мне нужно ходить. И мне теперь интересно – эта нужна ходить является ощущением или эмоцией.

Я пошатываюсь то влево, то вправо, пытаясь найти баланс с закрытыми глазами. Я вся замерзла и я укутываю свои плечи в шаль как можно сильнее. Я ощущаю ее мягкость, особенно у шеи. Холодно. Мне холодно. Первый омут (пул) о том, как я хожу замерзшая.  

Второй омут (пул): В этот раз я не прохожу мимо чаши. Я останавливаюсь. Голуби снаружи затихли, я стягиваю с себя шаль и держу ее в правой руке. Я слышу как она приземляется на пол. Поворачиваясь назад к пространству комнаты, мое правое плечо опускается. Я мягка и чувствительна. Я тону. Я опускаюсь на пол на колени, нагибаюсь в полуприсед. Я начинаю качаться вперед-назад, вперед-назад, вперед-назад. Я слышу как мой выдох становится все громче и громче, когда я грохаюсь на пятки. Я качаюсь и качаюсь, и мое тело снова теплеет. Каменная чаша стоит за мной и остается холодной, а я становлюсь горячей.

Третий омут начинается, когда я завершаю качания. Я не могу вспомнить как я сворачиваюсь в клубок на правом боку. Сейчас я помню как повеяло запахом лилий от той стены с окнами. Возможно это в тот же момент, когда я вижу образ ребенка в чем-то напоминающем детскую кроватку. Я чувствую признаки голода. Я чувствую, как мой большой палец давит на щеку рядом со ртом. 

Я открываю глаза и вхожу в подсознательное пространство и время, которое существует между движением и выходом из движения в это время и в это пространство. Я смотрю на тебя, оставаясь там же на полу. Когда наши глаза встречаются, я чувствую, как мой живот сокращается. Я все еще могу немного почувствовать это ощущение, когда мы говорим. Оставаясь лежать, я чувствую запах лилий, вижу образ ребенка, чувствую большой палец руки, чувствую контакт наших глаз, беспокойство… может это эмоция? Теперь мои нервы не спокойны – они словно жужжат. Это последний омут (пул - от англ. pool) - область бессознательного с мощным зарядом (прошлым эмоциональным опытом - прим. пер.).

Теперь движимый больше не повторяет последовательность движений, чтобы подобрать слова для описания процесса (работы). Пока я слушаю ее, я замечаю как ее руки двигаются в полной синхронности со словами, словно формируя и проясняя каждое из них. Иногда она говорит с открытыми глазами, иногда она закрывает их, чтобы стать ближе к своему внутреннему опыту. Теперь я предлагаю ей свой опыт свидетеля.

В начале твоего первого омута (пула), я тоже слышу воркующих голубей снаружи, когда как здесь внутри наши глаза встречаются. Ты шагаешь на деревянный пол, я вижу тебя в профиль, вижу как твои веки закрываются. Когда я вижу, что ты укутываешься в шаль, я чувствую холод, и сама также вытягиваю руки назад, чтобы взять свою шаль и натянуть ее на свои плечи. Когда ты подходишь к чаше и я вижу как твоя пятка правой ноги поднимается, чтобы сделать последний шаг. Я слышу громкие звуки хлопающих крыльев взлетающего голубя.

Теперь у чаши, твой второй омут (пул), я вижу как ты бросаешь шаль. Я вижу как она падает словно в замедленном действии. Я также замечаю, что голуби перестали ворковать. Время замедляется. Мое внимание уходит во внутрь. Ты поворачиваешься лицом внутрь комнаты, и опускаешься на пол на четвереньки. Я вижу как ты качаешься вперед-назад с подвернутыми пальцами ног. Я вижу как ты качаешься, качаешься и качаешься. Я чувствую, слегка вижу форму маленького ребенка, возможно младенца.

После качаний – перед тем, как ты сворачиваешься в клубок на боку – я вспоминаю, как ты лежала на боку. Именно в этот момент я так остро осознаю тишину в комнате, когда я вижу как твоя левая рука поднимается прямо с вытянутой кистью. Она словно толкает что вверх, прямо над изгибом чаши. Я вижу как твоя рука зависла, зависла над пустотой. Теперь я вижу как твоя кисть неожиданно словно наносит удар и затем рука отдергивается назад и прижимается к телу.

Да. Я забыла это. Было так словно моя рука сама поднимается – она движима. А моя ладонь горячая, полная мелких вибраций. Я не могу правильно описать это чувство… Неожиданно в этот момент я чувствую все время и все пространство. Я целостна в нем.

Да, я хорошо понимаю трудность описания такого опыта. Вскоре я вижу твои ноги, подвернутые, когда ты перекатываешься на бок, твой большой палец руки у рта, и я помню свое представление образа младенца. Когда ты открываешь глаза, я осознаю, что моя голова наклонилась влево, чтобы увидеть тебя под тем же углом, что и ты видишь меня.

В движении для концентрации практикующему необходимо большое внимание к деталям. Стараясь помнить, что необходимо оставаться в настоящем моменте, быть свидетелем движений человека и замечать все больше и больше того, что сопровождает движения, является по истине трудной работой.

 

Повышение вербального выражения движений, таких как качание является тем, что отделяется движимого от бессознательного слияния с опытом движения. «Где мои руки, как они располагаются на полу, растопырены ли мои пальцы, опущена или запрокинута ли моя голова, каково качество моих звуков и дыхания, моя спина выгнута назад или она прямая?»

В таком процессе мышления внутренний свидетель движимого развивает диалоговые отношения с «движимым я». Она видит себя движимой и отслеживает свой внутренний опыт в отношении к тому, что делает ее тело.

Также развивается более проработанное вербальное выражение последовательности жестов и движений. Хотя движения могут быть похожими или отличными каждый сеанс работы (процесса движения), в данном случае на начальном этапе изучения опыта движимого и свидетеля, я выбираю отмечать похожие базовые последовательности повторяющихся движений, чтобы стало очевидно , как каждый жест раскрывается в движимом теле и в развивающемся сознании. Ни одно движение не является изолированным. Каждый аспект в серии движений одинаково важен, особенно если движение становится повторяющимся паттерном, таким как качание практикующего (женщины). То, что она роняет шаль на пол и последующее движение за ней вниз предшествует качанию. То, что она лежит на боку и чувствует, как ее рука погружается в пустоту чаши, следует за качанием.

Разделение такого развития данной серии жестов на формирующие омуты (пулы) является способом прояснения процесса. Омуты является взаимозависимыми, каждый из них важен по отношению друг к другу. Иногда движения в первых омутах (пулах) могут ощущаться как разогрев, выделение периферической энергии или приготовление. Такое начало может дать импульс к углублению концентрации, отражая сдвиг в сторону полного погружения (посвящения себя) во состояние присутствия внутреннего свидетеля. 

За этим может последовать более широкий фокус охвата вниманием, в котором движение замедляется и растворяется по отношению к тому, что только что произошло, место для возвращения и отдыха.

Благодаря помощи свидетеля, часто после того, как движимый назовет последовательности действий в омутах в контексте одной сессии, или иногда в целой серии сессий, между ними появляется значимая связь.

Свидетель может помочь движимому организовать карту опыта, углубляясь в слушание своего собственного опыта в присутствии движимого. Она может помочь не только прояснить не понятные моменты в движениях, например, я так делаю, когда движимый говорит, что она не может вспомнить то, как она оказалась в положении лежа свернутая на боку, но она также сама может выразить в движении, повышая тем самым свой уровень осознанности, то как она вошла и вышла из того или иного положения в процессе движения в присутствии свидетеля.

В процессе развития отношений между движимым и внешним свидетелем, одновременно в практикующем развиваются отношения между «движимым я» и внутренним свидетелем. 

Она углубляется в практику ощущая в своей теле повышающийся уровень присутствуя с чувством  нерешительности или с бессознательным стремлением к познанию. В детстве или в отрочестве эти ощущения  не всегда были корректно приняты во внимание (свидетель был еще не достаточно развит),  следовательно, они были вытеснены и не могли стать частью процесса развития сознания.

Осознание внешнего свидетеля повышается по мере углубления в мир ощущений. Она начинает ощущать свидетеля как неотъемлемую часть процесса. Она все больше открывается отношениям со свидетелем, по мере того, как она открывается своему опыту внутренних явлений и естественных совокупностей проекций, суждений, интерпретаций по отношению к тому, что происходит и к словам своего свидетеля. Движимый может ощущать свидетеля как родителя, брата или сестру, супругу или друга  - с позитивным или негативным отношением.

В процессе движения для сохранения должного качества осознания важно ощущать определенное пространство, которое будет необходимым, безопасным или как-либо корректным  для практикующего и его свидетеля. Бывает так, когда движимый решает двигаться ближе или дальше от свидетеля. Движимый и свидетель могут вместе исследовать, будут ли касания уместными и комфортными для обоих. Постепенно и медленно движимый и свидетель развивают вместилище, которое можно понимать как взаимоотношение само по себе, удерживающее все, что можно было или нельзя было увидеть в контексте работы (процесса) движения и взаимоотношений между движимым и свидетелем.

Одним из таинств процесса, которое становится наиболее явным – это «быть движимым». Это непостижимое ощущение иногда можно описать, как предвестник энергетических явлений, или явление как само по себе. Энергетическое явление создает трансперсональный опыт, опыт того, что имеет начало за пределами личности, которую можно определить как комбинацию генетического кода и личной истории. В этом состоянии движимый осознает, что он испытывает отсутствие плотности своей личности, когда как «движимый я» и внутренний свидетель являются одним целым. В тот момент, когда ее рука погружается в пустоту каменной чаши: «Неожиданно в этот момент я чувствую все время и все пространство. Я целостна в нем». 

Это отличается от всего ее предыдущего опыта, когда ее внутренний свидетель либо слился с ощущениями или находится в диалоге с ним, однако в тот момент ее внутренний свидетель полностью присутствует и находится в прямом контакте с опытом, интуитивным состоянием ее «движимого я». 

Однако она забывает об этом моменте, или возможно решает не говорить о нем, но я говорю о нем по двум причинам. Это является физическим движением, как часть карты, которую мы строим, но также я проговариваю этот момент, потому что я ценю его также как все другие движения в последовательности остальных движений. Иногда практикующие не говорят о подобном опыте, опыте энергетических явлений, потому что они не уверены, что это приемлемо для других и поверят ли ему. И часто они сами сомневаются в том, что это произошло, и это сомнение противостоит желанию поделиться таким невыразимым опытом.

Духовный рост, как физический и эмоциональный, имеет свои стадии эволюцию. В представленном примере практики, первоначальным намерением движимого было заземлить и усилить внутреннего свидетеля. 

Поэтому то, что происходит в описываемой практике не только развивает достаточное, необходимое и безопасное вместилище, которое может удерживать сознательное воплощение неразрешенных аспектов персональной истории, но и также может удерживать  трансперсональный опыт.

Развитая на достаточном уровне сила присутствия (здоровье) внутреннего свидетеля является необходимым условием для безопасного восприятия всей полноты Благословения, проявляющихся в виде энергетических явлений.  

В тот момент, когда внутренний свидетель осознает физические движения или любые другие сопутствующие внутренние явления, происходит воплощение опыта мистерий (таинства) служащий в качестве развития сознания движимого.

В тот момент когда я и практикующий здороваемся у столика в саду, прямо над нами от ветра неожиданно качнулись ветки дерева хурмы и яблони. Она сидит на скамейке, снимая туфли, и замечает парящего над нами ястреба. Теперь когда мы входим из сада в студию, мы вместе сидим тихо на низком столике, готовясь к работе (процессу).

Сегодня, когда ты возвращаешься из опыта движения, кратко заземляешь свой процесс, называя физические движения в последовательности омутов (пулов), называя сопровождающие их ощущения, так как тебе нравится, и наконец рассказываешь свой опыт переживаний эмоций. Этот шаг приглашает тебя к спокойной и более полной осознанности внутренней жизни. Если ты не вернешься во время, я позову тебя после 15 минут.

Осознавая пустое пространство, осознавая неизвестность того, что произойдет, доверяя нашим отношениям, удерживая форму, не зависимо от того, что может проявиться, я вижу как движимый поворачивается влево. Она смотрит на меня, а затем, еще больше поворачиваясь, она смотрит на растение на подоконнике, у которого от солнца листья стали красными. Поворачиваясь в другую сторону – вправо, теперь она смотрит на лампу за спиной, часы и стоящую на моем столе каменную статуэтку женщины (wrapping into herself). Теперь она смотрит на подушки на полу справа от ее стоп, теперь через всю комнату и наверх на маленькое окошко над каменной чашей. Я вижу как она пристально смотрит на это окно, из которого идет свет, достаточно долго перед тем, как закрыть глаза.

Ее внутренний свидетель

Я чувствую сильное желание быть видимой

Такой, какая я есть

Всю меня.

Я боюсь,

Чтобы меня видели

Всю меня

В моей тени

В моем свете.

Я боюсь свое собственное

Безумство

Хаос.

Я боюсь взрыва

Ярости

Я боюсь глубин

Своей боли

Своего отчаяния.
 

Я боюсь 

Чувствовать это все

И я боюсь,

Что ты увидишь

Как я открываюсь

Своему страху.

Теперь все чаще

Я прихожу

К внутреннему краю

Зная, что я ближе

К чему-то, что я должна знать

Но я не могу выдержать 

(выдержать = пребывать в этом опыте/заряде, сконтейнировать эмоции - прим. пер.)

  Следующая глава > Развивая Сознание Движимого 3

Перевод статьи: Мандорла и Дисциплина аутентичного Движения

Статья: The Mandorla and The Discipline of Authentic Movement [HTML]

 

Source: The Mandorla and The Discipline of Authentic Movement [PDF]

* - Джэнет Адлер использует Женский род при описании Движущихся и Свидетелей, с оговоркой, что

текст относится как к женщинам, так и мужчинам.

    

** - Джэнет Адлер предлагает прочитать её книгу, написанную в 2002 году, где
Дисциплина Аутентичного Движения описана более подробно: 
Offering from the Conscious Body: The Discipline of Authentic Movement (2002) by Janet Adler [@ amazon]
 

PS: Одновременно с моим переводом книга переводится прямой ученицей: Анна Гарафеева (Anna Garafeeva)

Yoga Imperishable Tree