Yoga Practice with ALEXEY BAYKOV, Yoga Class, Asana, Pranayama, Meditation, Yoga Nidra

ПОДНОШЕНИЕ В ДАР ОСОЗНАННОГО ТЕЛА

Компиляция Алексей Байков

Безмолвный Свидетель

Монах «пытается понять», когда же по-настоящему ему следует попробовать смотреть.

Мистические и зашифрованные высказывания Дзен становятся намного более простыми,

когда мы видим их в целостном контексте Буддийской «осознанности» - созерцания,

которая в своей самой простейшей форме состоит из «голого внимания»,

которое просто видит, что именно там и не добавляет ни комментария,

ни интерпретаций, ни оценок, ни заключений. Оно просто видит.

 

- D.T.Suzuki

Так как для сознательного говорения необходимо время, опыт изучения и практика, перед тем, как человек может понять ту честь, которую он получает, при высказывании себя Движимому, он отдается практике безмолвного Свидетеля. Тишина защищает Свидетеля от преждевременной ответственности, и защищает Движимого от вероятности получения неосознанного свидетельствования.

 

Безмолвные свидетельствование позволяет изучать работу своего ума в очень концентрированной форме. Сначала у Свидетеля есть возможность замечать то, как она переносит свою способность наблюдать свой опыт в качестве Движимого в наблюдение за движениями другого.  Затем она практикует наблюдение за физическими движениями Движимого в отношении к сопровождающему их опыту ощущений, эмоций и мыслей.

 

Когда Свидетель чувствует уверенность в этом, он (она) добавляет к этому свое осознание того, как она открывается содержанию своего внутреннего опыта, в качестве Свидетеля. Часто в начале, она может почувствовать переполненность суждениями, проекциями, интерпретациями. Эти явления – естественные и динамические силы бытия человека, становятся дарами, жизнеутверждающими призывами к вниманию от сознательного ума. В дисциплине Аутентичного Движения это специальное пространство создается для прямого и общего внимания к таким явлениям.

 

Форма практики безмолвного Свидетеля является второй из триады: говорящий свидетель, безмолвный свидетель и движимый. Возможность свидетельствования Движимого с помощью безмолвного Свидетеля и одновременное сочетание его с говорящим Свидетелем – является бесценным опытом. Движимый может почувствовать поддержку от присутствия безмолвного свидетеля и одновременно почувствовать безопасность от опытного высказывания вслух от говорящего Свидетеля.

 

Каждый час работы в качестве безмолвного Свидетеля нуждается в часе супервизии от учителя, исполняющего роль говорящего Свидетеля. В контексте этого формата безмолвный свидетель может безопасно высказать свой опыт. Супервизия может быть дана индивидуально или в группе с другими, кто испытал на себе опыт практики безмолвного свидетельствования.

 

В дисциплине Аутентичного Движения именно тот, кто Движется, является источником содержания: уникального и часто противоречивого материала для созерцания Свидетеля.

В сравнении с определенными деталями из содержания опыта, получаемого Свидетелем, который необходимо в любом случае выделить, действительно важным является то, как именно Свидетель приходит к взаимоотношению с этим (как он относится к этому опыту). Безмолвный Свидетель может научиться тому, как переводить свое осознание к такому опыту, таким образом, изучение своей природы, своей личности, и своего сильного желания присутствия.

 

Женщина с белой шалью, которая теперь уложена в сумку, направляется к столу, и отреагировав на нее птица полетела от чаши с водой, в которой купалась, к скамейке. Другая женщина, после того, как накормила собак маленькими печеньями, идет и садиться на скамейку, и снимает свои туфли. Цветет сирень. Окна открыты. Каменная чаша в углу комнаты – пуста.

Внутри студии, доставая третий стул, я представляю практику Движения новичку, который будет Движимым, и прошу ее обращать внимание на свои физические движения, которые необходимо будет сгруппировать на сегменты развивающейся последовательности. Подготавливаясь к движению , она смотрит мне в глаза, и свободно кладет свою черную шаль на голову и плечи.   Теперь я вижу как она долго смотрит на безмолвного Свидетеля, которая обернулась своей белой шалью, и затем она подходит к краю ковра. Лицом к лицу в пустоту, она закрывает глаза в тот же момент, когда встает на колени, перекрещивая запястья и полностью располагая свои ладони на груди. Теперь я вижу как она сползает на пол.

 

Я вижу как безмолвный свидетель смотрит на Движимого, ее руки сильно сжимают ручки кресла.

 

 

Ее внутренний свидетель

 

О, нет – ты

На коленях и я

Чувствую словно

Убегаю.

Ты молишься

Я бегу

Мне жаль

Я убегаю

Когда вижу тебя

Молящейся.

 

Я не знаю как

Молиться.

Я не могу делать это.

Я никогда не

Найду своего Бога

Никогда.

 

 

Движимый обильно одаряет Свидетеля, часто это не так очевидно по сравнению с даром присутствия, который Свидетель дарит Движимому. Позже, когда в супервизии, безмолвный Свидетель и я говорим вместе, она исследует свои сильные чувства, которые случаются как только Движимый начинает практику. Когда Движимый встает на колени, находясь под черной шалью и скрещивает руки на груди, безмолвный Свидетель видит религиозный образ (позу).

 

Она исследует свои чувства ярости, предательства и замешательства, которые имеют корни в ее личной истории. Под этими чувствами она получает проблеск своего сильного желания Аутентичного единения с Божественным. У безмолвного Свидетеля есть пространство для безопасного открытия себя всему, что поднимается внутри нее. Такая работа показывает новые вопросы о ее собственных границах. Возвращаясь к своей практике безмолвного Свидетеля, она продолжает свою работу.

 

 

Ее внутренний Свидетель

 

Я вижу тебя

Как ты ползешь

И ты продолжаешь ползти.

Ты продолжаешь ползти.

Меня охватывает страх,

Когда ты ползешь.

Мое горло сжимается.

Ты выглядишь безумно.

Ты безумна.


 

Здесь безмолвный Свидетель исследует свой опыт осуждения своего Движимого. Осуждение (оценка) часто начинается с ощущения, что Движимый «выглядит» красивым или отвратительным, счастливым или печальным, спокойным или безумным. Оценка может быть позитивной или негативной. Но такая информация редко бывает полезной, но полезным может быть утверждение «ты безумна» или «ты выглядишь безумно» или «мой опыт говорит, что ты безумна». И  вопрос, который должен задать Свидетель: «Как я чувствую себя в присутствии кого-то, кто я называю безумным?»

 

Она может чувствовать себя истощенной, беспомощной, огорченной или опечаленной. Затем Свидетель слушает то, как Движимый выражает свой опыт. Если движимый говорит о своем истощении, когда ползет и Свидетель осознал, что она действительно чувствует истощение, и если бы она была говорящим Свидетелем, то было бы уместно для нее рассказать б этом опыте Движимому. Если эмоциональный опыт Свидетеля полностью отличается от опыта Движимого, то Движимый мог бы оказать пользу говорящему Свидетелю тем, что сохранит (сконтейнирует) свою эмоциональную реакцию и предложит только наблюдение за своими жестами. Для говорящего Свидетеля исследование своей Истины и высказывание своей Истины имеет огромную решающую разницу.  Безмолвный Свидетель возвращается к работе.

 

 

Ее внутренний Свидетель

 

Ты должно быть

Ищешь (Смотришь)

Кого-то

Кто может держать тебя.

Я совсем одна

В этой комнате.

Я хочу держать 

Тебя

Иди ко мне.


 

Представляя, что ее Движимый хочет , чтобы ее держали , может быть бессознательной проекцией ее собственных чувств. Хотя в дисциплине Аутентичного Движения осознание проекции начинается еще в практике Движимого, она становится особенно явной через присутствие недвижимого наблюдения Свидетеля. Здесь безмолвный Свидетель приходит к выводу, что ее собственные чувства желания физического контакта являются чувствами Движимого. Вместо того, чтобы сказать «Это моя проекция…» я предлагаю ей спросить себя «Как я чувствую себя в присутствии кого-то, кто , как мне кажется хочет , чтобы его держали на руках?» Безмолвный Свидетель обнаруживает, что они чувствует переполняющее ее желание держать на руках Движимого.

 

Она продолжает работать:

 

 

Ее внутренний свидетель

 

Ты – ребенок

Брошенный ребенок.

Тебя оставили здесь

Одну

Безумие

Поэтому ты ползешь          

Быстрее и быстрее.

Это слишком тяжело

Сидеть здесь

И ничего не делать.

Как я могу сказать тебе

Что я не 

Брошу тебя?

Я не

Брошу тебя.


 

Безмолвный свидетель осознает, что она возможно делает бессознательную интерпретацию, на основе своего опыта травмы в младенчестве: безумный (неистовый) ребенок хочет, чтобы его держали на руках, потому что ее бросили. Также как и начинающий новичок Движимый полностью имеет слияние со своим внутренним свидетелем, теперь когда она начинает практику, как новичок Свидетель, она понимает, что она имеет слияние с Движимым. Вопрос: «Как я себя чувствую в присутствии того, что я вижу как брошенного ребенка?» приводит Свидетеля к пониманию ее желания подобрать , спасти , и смягчить боль брошенного ребенка внутри ее собственной нервной системы, в ее Псише (в Душе). Если бы она была говорящим Свидетелем, и Движимый не говорит о чувстве брошенности, вместо того, чтобы сказать «это моя история» или «это то, что я думаю», ей следовало бы сохранить (сконтейнировать) опыт в себе – это благословление и возможность для нее исследовать снова свое развивающееся сознательное взаимоотношение со своей младенческой травмой. 

  Следующая глава > Безмолвный Свидетель 2

Мандорла и Дисциплина аутентичного Движения

Yoga Imperishable Tree