Yoga Practice with ALEXEY BAYKOV, Yoga Class, Asana, Pranayama, Meditation, Yoga Nidra

ПОДНОШЕНИЕ В ДАР ОСОЗНАННОГО ТЕЛА

Компиляция Алексей Байков

Говорящий Свидетель

продолжение (часть 2)

 

Время проходит. Я вижу как Движимый идет по тропинке, поворачивается, чтобы заговорить с голубем, который любит сидеть на краю чаши (миски) с водой для собак. Красные носки торчат из боковых карманов ее штанов. Голубь следует за ней по тропинке до крыльца студии и усаживается на подлокотнике скамейки. Пока она заходит внутрь, вытаскивает носки из карманов и надевает на ноги, приезжает женщина с белой шалью, и мы начинаем. После 35 минут практики (Движения-Свидетельствования) , Движимый описывает сегменты процесса, а затем начинает говорить более детально.

 

Просто то, что я стою в присутствии пустоты, открывает меня, открывает меня к трясущимся ногам, к сжимающемуся животу, к страху. Мой рот неожиданно высох, мое сердце колотится. Мой рот продолжает открываться и закрываться. Появляется давление в верхней части груди, словно мокрый песок давит вверх, но мне нечего сказать. Я чувствую себя беспомощной, когда я поворачиваюсь и иду назад в пространство, пальцами вперед. Нет перекатывания, нет сладкого ритма. Я иду назад. И ничего другого больше не нужно. Я иду назад, медленно.

 

Здесь, прямо в этот момент, я останавливаюсь и поворачиваюсь, просто оказываюсь в пространстве за мной. Здесь я вижу так ясно своего мертворожденного ребенка восемь лет назад. Я плачу и шепчу ему. Никто не должен слышать, что я говорю только ему. Я неуверенно беру его на руки, не отводя от него глаз, и просто стою там, не зная. Моя голова поворачивается влево и плачь прорезается из меня, один звук, который я никогда не слышала раньше. 

 

Все еще держа своего ребенка, я начинаю идти еще вглубь в пространство за спиной, то пространство, где я нашла его. Я иду назад, он все еще мой. Я сохраняю его. Замеревшая, расширенная я иду в другое пространство, где все прозрачно. Следующее, что я знаю, что я к каменной чаше, дрожа, я наклоняюсь вперед. Я слушаю и жду. Затем я кладу его в судно (сосуд), накрываю его этим покрывалом в своем уме, создавая ритуал захоронения, которого никогда  не было. Меня трясет. Я открываю глаза и вижу пустоту в чаше (сосуде). Я стою и возвращаюсь к вам, вижу ваши влажные глаза, смотрю на вас с благодарностью.

 

Движимый и Свидетель долгое время молчат вместе. Свидетель касается руки Движимого, когда она говорит о своем опыте в конце практики Движимого.

Я вижу как двигаются твои губы, когда ты наклоняешься и поднимаешь сверток. Теперь я вижу, что сверток – это младенец. Я знаю, что я не должна слышать того, что ты говоришь. Мне наверное и видеть не следует, может мне следует смотреть в сторону, потому что я являюсь свидетелем интимного момента. Но я решаю смотреть и я вижу тебя ясно, как ты говоришь с ним, слова, которые я не знаю и мне не нужно знать. Теперь я вижу как ты стоишь с младенцем и волна огромной печали накрывает меня.

 

Когда ты идешь назад, неся с собой младенца, я также замираю. Я тоже расширяюсь, когда я охватываю взглядом комнату, мои глаза отмечают твердость стен, окон, пола и каменной чаши. Одновременно я чувствую, что все эти формы прозрачны. Спокойствие приходит ко мне. Теперь ты останавливаешься у каменной чаши и кладешь в нее младенца. Только в этот момент я понимаю, что он мертв. Ты накрываешь его и все мое тело расслабляется. Происходит важный ритуал. Мне дана честь быть свидетелем этого завершения, и приветствовать тебя снова, и быть с тобой сейчас. Я слышу зов голубей.

 

Мы втроем тихо говорим некоторое время, и настает время попрощаться. Когда женщины уходят, я осознаю, что мне нужно подойти к кусту сирени, которое за окном. Я беру ножницы и срезаю одну ветку с темными затвердевшими цветами, бросаю ее на землю, возвращаю порядок в своей душе (привношу мир в свой мир).

 

 

Необходимо понять не только процесс оценки, процесс создания проекций и интерпретаций в практике сознательного Свидетельствования. Необходимо правильно использовать сферу интуиции, которая занимает существенное место в опыте человека. Особенно для тех, у кого она развита врожденно и имеет сильное влияние, как для рассмотренного нами Говорящего Свидетеля.

 

До тех пор пока Свидетель не имеет достаточно практического опыта в отслеживании своего опыта ощущений, эмоций и мыслей, часто он(она) еще не готовы четко различить чистое интуитивное знание от явлений проекции, отделенных мыслеформ, или не-заземленных (неявных) фрагментов энергетических явлений.

 

Часто необходима долгая преданная практика в опыте различения, которая базируется на психологических комплексах, перед тем, как начать делиться своим интуитивным знанием с Движимым. Часто высказывание Свидетелем своего «знания» о чем-то, что Движимый еще не осознает в себе, не несет в себе помощь, является неуважительным и небезопасным по отношению к нему. Сознательный Свидетель выберет сохранить в себе (сконтейнировать) свой интуитивный опыт, дождавшись, когда Движимый будет готов назвать его сам. Тогда Свидетель чувствует, что интуитивно знает об опыте Движимого.

 

Движимый

Я плачу и шепчу ему. Никто не должен слышать, что я говорю, кроме него.

 

Свидетель

Я знаю, что я не должна слышать того, что ты говоришь. Мне наверное и видеть не следует, может мне следует смотреть в сторону, потому что я являюсь свидетелем интимного момента.

Свидетель интуитивно резонирует с тем, что делает Движимый и предлагает ей свой опыт Свидетеля, потому что Движимый сам первый говорит об этом моменте и его качестве. В этой ситуации у Свидетеля есть интуитивный опыт по отношению к работе Движимого, но она сама не чувствует тоже самое. Она не внутри интимного момента; на самом деле, она бы хотела смотреть в сторону. Здесь она не в целостной связи с Движимым. 

 

Когда Свидетель находится в целостном состоянии, она осознает и знает опыт Движимого, потому что в то же самое время это также и ее опыт. Она не сливается с Движимым, потому что она полностью в присутствии, осознавая все, что делает Движимый и осознавая весь свой опыт в ответ. Свидетель не находится в состоянии диалога с Движимым, потому что она знает прямой опыт целостности, не-дуальности.

 

В состоянии целостности (единства) ее границы словно поры, когда она осознает свой опыт(consciously experience herself) и опыт Движимого как одно, более не две отдельные части. Такой путь познания, который включает интуицию по определению, может проявляться в опыте чистого видения, видения без наслоения эмоций и мыслей. Здесь ода и Движимый и Свидетель говорят о пребывании в состоянии единения.

 

Движимый

Замеревшая, расширенная я иду в другое пространство, где все прозрачно.   

 

Свидетель

Когда ты идешь назад, неся с собой младенца, я также замираю. Я тоже расширяюсь, когда я охватываю взглядом комнату, мои глаза отмечают твердость стен, окон, пола и каменной чаши. Одновременно я чувствую, что все эти формы прозрачны.

 

Здесь оба Движимый и Свидетель вместе входят в одно энергетическое поле, в мир, где имеются специфические характеристики (качества), наполненные опытом безвременья и бесконечного пространства. Такой опыт энергетического явления можно отличить от сенсорного опыта или эмоциональной энергии, которые относятся к личной истории, где личность описывает противоположное, вхождение в особенное место без пространства внутри и снаружи. Опыт (ощущения) единства можно  ясно (последовательно) отличить от опыта диалога, потому что индивидуум, который больше не соотносится со своей личной историей, больше не имеет взаимосвязи со временем и пространством. 

  Следующая глава > Коллективное Сознание

Перевод статьи: Мандорла и Дисциплина аутентичного Движения

Yoga Imperishable Tree